Пластический хирург — о том, как выглядеть естественно даже после операций

  • Post category:Красота

В сети гуляют фотографии Беллы Хадид «до» и «после» предполагаемых пластических операций. По запросу «пластические операции Хейли Бибер» поисковик выдает тысячи страниц. Даже практически не поменявшейся за 20 лет Дженнифер Лопес приписывают некоторые вмешательства во внешность. При этом ни одну из них не назовешь «перетянутой», «перекроенной» или «изменившейся до неузнаваемости», как говорят про жертв пластической хирургии. И это только малый пример знаменитостей, становящихся краше при помощи пластики и не выглядящих при этом искусственно. Могут ли сосуществовать тренд на естественность и пластическая хирургия и какими преимуществами обладают оперирующие врачи перед косметологами, мы узнали у Галии Моллаевой, за которой закрепилась слава хирурга, чья работа не выдает себя. 

Сегодня все говорят о тренде на естественность. У пластических хирургов стало меньше работы из-за него?

Работы меньше не стало, хотя запросы пациентов действительно изменились. И лично меня это радует. Раньше пациент просил: «Избавьте меня от этой черты, хочу выглядеть по-другому». Он хотел полностью избавиться от чего-то, что не устраивало его в собственной внешности. Если морщины, то стереть даже намек на них, если грудь едва заметна под одеждой, то пусть бросается в глаза после операции, если подтягивать лицо, то так, чтобы 20 лет долой. Раз легла под нож — надо встать из-под него другим человеком. Отсюда и гротескные, «перекроенные» лица. Что просили — то и получали.

Однако изменились не только пациенты, но и хирурги, которые держат руку на пульсе времени и предлагают другую тактику. Возьмем, к примеру, блефаропластику — операцию на коже век, которую я выполняю практически каждый день. Раньше это была очень травматичная операция, и делали ее только пациентам старшей возрастной категории, чтобы максимально открыть взгляд и радикально омолодить лицо. А сегодня все чаще приходят успешные 30-ти и даже 25-летние пациенты с незначительными возрастными изменениями вокруг глаз, и мы с ними уже начинаем обсуждать блефаропластику. Что может предложить им современная пластическая хирургия? Малотравматичную блефаропластику с минимизацией рубцов. Причем тут естественность? В таких случаях мы обычно наблюдаем небольшой избыток кожи, которого, например, могло не быть год назад, а сейчас он появился, как следствие гормонального сбоя или какого-то стресса. И убрать этот незначительный изъян сегодня, а не дожидаться еще десять лет, когда он превратится в настоящий мешок, — залог того, что ты получишь максимально естественный результат и тебе не придется отчаянно молодиться в более зрелом возрасте, рискуя выглядеть гротескно. Такой подход очень созвучен популярному сегодня стремлению оставаться человеком без возраста в противовес отчаянным попыткам оставаться вечно молодым.

Леонардо да Винчи, эскиз

© artsandculture.google.com

Но через пять лет после операции избыток кожи может появиться вновь. И тогда опять под нож? Разве ложиться под нож каждые пять лет, когда тебе 35, 40 или 45 лет, — это оправданно?

Мы живем здесь и сейчас, и точно никогда не знаем, особенно в условиях сегодняшней ситуации, что будет завтра. Если человек, глядя на себя в зеркало каждый день, видит только свой изъян — это показание к операции. Через пять лет может случиться гормональный сбой или ранний климакс, и тогда лицо так сильно «поплывет», что блефаропластика не решит проблему. Но если говорить конкретнее, то самым объективным показанием к блефаропластике, о котором мало кто знает, является невозможность нарисовать стрелку на верхнем веке. И если тени забиваются в складку — это тоже одно из показаний.

А благодаря чему достигается малая травматичность?

Раньше практически всегда классическую блефаропластику делали с разрезом нижнего века, а сейчас чаще всего — трансконъюктивальную, которая выполняется без разреза. При таком виде блефаропластики рубцы остаются незаметными, и мы не рискуем получить эффекта неестественно круглых глаз или натянутую кожу. Липофилинг (трансплантация собственной жировой ткани пациента из одной зоны в другую — «РБК Стиль») сегодня мы используем исключительно по показаниям. Когда он только вошел в моду, им начали злоупотреблять. Сначала он хорошо шел, а потом начал проявлять свои недостатки — одутловатость и эффект заплывшего лица. Сейчас мы работаем с ним очень аккуратно, все чаще выбирая микролипофилинг и нанолипофилинг для того, чтобы уплотнить кожу. Поскольку он относится к малотравматичным методикам, его пытаются практиковать некоторые косметологи. Но я предостерегла бы пациентов от этого, так как это все же хирургия.

Леонардо да Винчи, набросок «голова Леды»

© artsandculture.google.com

Делает ли сегодня кто-то омолаживающие операции на все лицо? Кажется, что они уходят в прошлое с появлением аппаратной подтяжки лица.

Тут такая же тенденция, как в блефаропластике, — сильное снижение по возрасту. Если раньше пациенты рассуждали так: «Подожду до 60-ти, когда обвиснут и лоб, и веки, и шея, и тогда разом все сделаю», то сегодня они впервые приходят на подтяжку в 40-45 лет, когда только начинаются возрастные изменения, с которыми косметология уже не справляется. В планах таких пациентов — не стареть следующие 20 лет. И я считаю, что это очень правильный подход, потому что, если операция выполнена грамотно, то в свой самый активный возраст, каким и является промежуток от 40 до 60 лет, они будут максимально довольны своей внешностью. А что касается аппаратов безоперационной подтяжки, то они хорошо справляются с задачей в 35-40 лет. И не стоит им приписывать магические свойства. Они работают не на всех типах лица, а, скорее, на тяжелых, с хорошей жировой прослойкой. К тому же эффект от них длится максимум пару лет, в то время как хирургия сохраняет молодость на 10-20 лет.

А упругая грудь аккуратной формы — это не всегда дар природы?

В маммопластике все тот же тренд на максимальную естественность. Сегодня пациенты в основном просят грудь размера 2,5 — максимум 3. То небольшое количество пациентов, которые просят большую грудь, я разубеждаю красноречивым примером: представьте себе молодую девушку в легком платьице, бегущую по полю. Разве у нее может быть пятый размер груди? Большая грудь, как бы грустно это ни звучало для обладательниц от природы пышных форм, все же добавляет грузности, прижимает к земле и, соответственно, старит. Поэтому сегодня многие приходят на операции по уменьшению груди и убирают имплантаты, которые ставили раннее.

Александр Дейнека, «Спортсменка, завязывающая ленту», 1951

 

© artsandculture.google.com

Маммопластика стала менее травматичной?

Поменялись новые методы ушивания раны. Сегодня мы практикуем склеивание раны, чтобы рубцы были практически не заметны. Меняются сами имплантаты: в среднем они на 30% легче, чем раньше. Плюс на рынке появились новые американские имплантаты гладкого вида, которые естественно повторяют женскую грудь. Они очень мягкие, пластичные, можно сказать, растекающиеся. Появилось много пациентов, которые приходят не за новым размером, а за коррекцией формы груди. Чаще всего приходят за мастопексией — подтяжкой груди. Это те пациенты, которые помнят свою грудь в молодости, какой она была до беременности, до родов, до потери веса. Операция направлена на то, чтобы вернуть свою собственную грудь в ее лучшей форме. И это еще раз подтверждает, что пластическая хирургия идет в ногу с трендом на естественность. Я как хирург сама не очень люблю имплантаты, если нет показаний, и предпочитаю работать с собственными тканями пациента. Ко мне чаще приходят на подтяжки и уменьшение груди.

Что современная пластическая хирургия предлагает для идеальной талии и пресса?

Моду на плоские животы никто не отменял, но чаще всего приходят пациенты с диастазом после родов. Диастаз — это расхождение прямых мышц живота: при расслаблении живот вываливается, или даже после одного стакана воды в области живота как будто образуется шарик. В таких случаях мы используем малотравматичные методы хирургии: лапароскопически или эндоскопически ушиваем диастаз через пупок. После операции остается либо разрез над пупком, либо еще один небольшой разрез в области бикини. Во втором случае рубец будет не больше рубца после кесарева. К слову, существует еще один тренд, который в России только появился, — делать абдоминопластику во время кесарева сечения. Это практикуют пока только в одном из известных роддомов, но, на мой взгляд, за этим будущее.

Фердинанд Ходлер, этюд, 1901

© artsandculture.google.com

На какие пластические операции приходят мужчины?

На те же, что и женщины. Тут нет большой разницы. Часто мужья приходят после того, как оценили результат жены. Даже бывает, что пары делают операции одновременно. Если говорить о пластике лица, то я люблю добавлять мужчинам липофилинг, потому что у них более плотная кожа, и введение собственного жира для ее разглаживания, для придания ей упругости дает впечатляющий результат. А если говорить о пластике тела, то сейчас модно делать липоскульптуру. Это когда хирург словно рисует кубики на животе. Жировая ткань в таком случае не иссекается, а удаляется через канюли по определенным линиям, что формирует желанный рельеф. Эта операция не требует разрезов. Все делается через крошечные проколы кожи. Это излюбленная операция для мужчин в зрелом возрасте, когда хочется долго выглядеть поджарым и молодым не только лицом, но и телом.